Метадон - вопросы и ответы

Метадон вопросы и ответы_новый размер Три года назад в Украине началась проводиться заместительная терапия метадоном и бупренорфином. Одним из успехов данного вида лечения можно считать привлечение к службам общественного здравоохранения сотен потребителей инъекционных наркотиков ранее избегавших контактов с медициной.

Доктор Роберт Ньюман, Президент общества партнерских клиник здравоохранения (Нью-Йорк), основатель метадоновой терапии в Гонконге, говорит: «Федеральное правительство США продолжает горячо поддерживать эту форму лечения и даже пытается отменить ее "изоляцию", заменив десятилетний регулятивный надзор учреждений, предоставляющих метадоновую терапию, процессом аккредитации, сходным с тем, что используется при получении разрешения на занятие любой другой медицинской деятельностью. Национальный институт по изучению наркотической зависимости (NIDA) - официальный авторитетный орган федерального правительства по вопросам наркотиков, никогда не выступал с заявлениями, предполагающими его оппозицию лечению метадоном. Наоборот - постоянно подчеркивалось, что заместительная терапия метадоном - наиболее эффективная форма лечения наркотической зависимости».

Ниже мы приводим статью Роберта Ньюмана, посвященную вопросам терапии метадоном.


Лечение метадоном: обычные вопросы, обычные ответы

 

Доктор Роберт Ньюман

 

Перевод Андрея Коршуна

Введение

 

Как человек, который посетил и консультировал много программ, занимающихся заместительной терапией метадоном, я был поражен универсальностью вопросов, имевших отношение к различным аспектам клинического применения метадона. Практикующие врачи разыскивают руководства относительно дозировок, длительности лечения, проблем отсутствия у больных выраженного желания  лечиться. Существенным является то, что  сомнения высказываются как  опытными врачами, так и  теми, кто еще обдумывает заниматься ему этой проблемой или нет. Моим стандартным ответом на все вопросы было следующее. Руководствуйтесь теми же соображениями, которыми вы пользуетесь, сталкиваясь с подобными проблемами при лечении любых других пациентов, любых других заболеваний, любом терапевтическом режиме.

Можно спросить, почему врачи как-то по особенному относятся к метадону, не так как к лекарствам, использующимся в других клинических областях. Я думаю, ответ заключается в том, что политически, бюрократически, юридически и экономически, метадон рассматривался, и в большинстве стран и сейчас  рассматривается как что-то особенное. Поэтому, когда приходит очередь клинических аспектов, врачи слишком переоценивают назначение метадона как «особенного» лекарства, и колеблются применять обычную в отношении лекарств установку.

К тому же, как указывалось выше, обычное отношение к лекарству — наиболее  верный путь получить подходящие ответы. Позвольте мне проиллюстрировать некоторые наиболее общие вопросы.

 

Вопрос 1: Насколько опасен метадон?

Ответ: как все другие медицинские препараты. Даже такой обычный домашний препарат как аспирин, метадон может быть опасен, и даже может быть смертельным, если он применяется людьми, для которых он не показан. Или он неправильно назначен лечащим врачом, или принят пациентом не в той дозе.

 

Вопрос 2: Кому может быть назначен метадон?

 

Ответ: как и все другие медицинские препараты, метадон может быть полезен любому пациенту, если так действительно считает его врач, и любому пациенту, добровольно согласившемуся принимать его.

Практически не существует сопутствующих заболеваний, препятствующих назначению метадона. Неразумным является требовать от пациентов, чтобы они попробовали другие терапевтические подходы, имели определенный стаж зависимости, достигли определенного возраста, соответствовали другим произвольно взятым критериям.

 

Вопрос 3: Какова оптимальная поддерживающая доза метадона?

Ответ: как и для других медицинских препаратов, абсолютно неуместны моральные рассуждения, что какие-то конкретные дозировки могут быть  «хорошими» или «плохими».

Есть основные руководящие принципы, базирующиеся на опыте и научных исследованиях, приведенных в профессиональной литературе, которые рассматривают диапазон дозировок в соответствии с оптимальными результатами для большинства пациентов.

Для метадона этот диапазон составляет приблизительно 80-100 мг в день. Однако, как и для всех других медикаментов, окончательное решение о дозировке должно учитывать оценку врача индивидуального ответа пациента на введение препарата. Окажется, что некоторые пациенты требуют более высокой дозировки, другие—более низкой. (Замечу, что поддерживающая доза должна быть определена количеством лекарства назначенного в начале лечения).

Здесь, как и в отношении  других медикаментов, необходимо следовать предостережению: primum non nocere. Мы знаем, что дозировки свыше 40 мг могут вести к фатальному исходу у индивидуумов с низкой толерантностью, и таким образом,

для того, чтобы исключить даже незначительный шанс риска для пациента, метадон должен назначаться в дозе не более 30-40 мг в день. Начальный прирост увеличения дозировки должен быть не более чем 10 мг дважды в неделю.

Вопрос 4: Как долго может продолжаться поддерживающее лечение метадоном?

Ответ: как и  с другими медикаментами, лечение метадоном может продолжаться пока лечение эффективно и не вызывает значительных побочных эффектов, и пока есть основание считать, что его прекращение было бы связано с риском по отношению к пациенту. Поскольку метадон «не излечивает» пациентов (оговорка, которая верна по отношению к лечению  практически всех хронических заболеваний, и ,определенно, по отношению ко всем другим терапевтическим подходам в области аддикции), уместен безопасный и консервативный подход — продолжать поддерживающее лечение неопределенно долгое время.

Вопрос 5: Какие дополнительные услуги могли бы / должны быть обеспечены?

 

Ответ: как и с другими медикаментами, назначение метадона в идеале должно сопровождаться наличием ряда других услуг для решения сопутствующих медицинских, социальных, юридических и других проблем, с которыми сталкивается пациент. Оптимальное лечение диабета включает в себя не только простое прописывание инсулина; высокое артериальное давление можно регулировать не только с помощью антигипертензивных средств. Для наибольшего терапевтического эффекта пациенту должна быть предложена помощь и сопровождение в назначении оптимальной двигательной нагрузки, уменьшении стрессов, диете и т. д.; лечение больных раком —не только назначение соответствующих лекарств, но и обеспечение всесторонней поддержки пациента, членов семьи и т.д. С другой стороны, как и с другими медикаментами, было бы неправильно считать наличие таких услуг такими уж определяющими для назначения такого жизненно важного лечения, и угрожать прекращением лечения пациентам, которым не удалось использовать поддержку, которая предлагалась.

 

Вопрос 6: Какова роль анализа мочи?

Ответ: как и с другими медикаментами, наиболее эффективная терапия метадоном может требовать проведения множества лабораторных тестов. Частота проведения таких тестов,  и что более важно, интерпретация полученных результатов, должны быть оставлены на усмотрение самому клиницисту. Конечно, является абсурдным (хотя, к сожалению, это встречается повсеместно) делать неблагоприятный результат теста основанием для прекращения лечения. Аналогичным было бы прекратить лечение больному эпилепсией, у которого продолжаются судорожные припадки; кардиологическим больным, у которых не прекращаются приступы стенокардии, больным диабетом, у которых сохраняется повышенный уровень сахара в крови и т.д.

 

Вопрос 7: Что должно быть сделано в отношении/ для неподатливых пациентов?

Ответ: как и с другими медикаментами, несоблюдение пациентами лечебного режима является сложной проблемой для клинициста (это не должно удивлять, так как анекдотические свидетельства подтверждают, что врачи — наименее податливые к назначенному режиму из всех пациентов!). Тут нет легких ответов. Но угроза наказания редко является эффективной или этичной. Терпение и настойчивость в поиске преодоления (или, по крайней мере, уменьшения) случаев нарушения режима являются важнейшими отличительными чертами преуспевающего доктора.

 

Заключение

 

Оптимальное лечение опийной зависимости никогда не будет достигнуто, пока будет являться предметом стандартов, ограничений, контроля и клинической ориентации, которые немыслимы в других областях медицины. Конечно, как любой человек, клиницист хотел бы иметь четкие ответы на бесконечное множество вопросов, с которыми ему приходится сталкиваться, помогая своим пациентам. Увы, немного есть проблем в жизни, и фактически ни одной в медицинской практике, которые были бы простыми. Однако для тех,  кто имеет непосредственное отношение к проблеме лечения зависимостей, будет полезным один руководящий принцип—а именно—подходить к проблемам в этой области так же, как и к аналогичным проблемам в других областях медицины.

Последнее замечание, касающееся общности метадоновой поддерживающей терапии и всех других медицинских лечебных режимов. Лечение людей, зависимых от опиоидов, является трудным делом, но это и большая привилегия (и бесконечно благодарная) быть способным помочь тем, кто хочет и нуждается в помощи, и может запросто умереть без неё!

 

 

 



Понравилось? Поделись интересным материалом с друзьями!